В канун Дня Царскосельского лицея Евпаторию посетила замечательная гостья из Москвы – Светлана Макуренкова, известный литературовед, шекспировед и пушкинист, доктор филологических наук, поэт, переводчик, член Союза литераторов России, автор более 100 работ по литературе и искусству, опубликованных в нашей стране и за рубежом. Она неоднократно выступала на конференциях и различных мероприятиях в городах Крыма, однако евпаторийцам впервые представилась счастливая возможность услышать её вдохновенные монологи, которые к жанру «лекция» можно отнести лишь отчасти. Для евпаторийцев Светлана Александровна подготовила три выступления, посвящённые Уильяму Шекспиру, российскому императору Александру I и, конечно же, величайшему русскому поэту, чьё 220-летие мы отмечаем в течение всего этого года.

   2 октября Светлана Макуренкова выступила с лекцией «Пушкин. Гурзуф, 200: новая концепция» в Центральной городской библиотеке им. А.С. Пушкина. Встреча была организована библиотекой совместно с евпаторийским культурно-просветительским обществом им. А. Ахматовой.

   Исследовательница, которой, по её словам, именно в Крыму открылись тайные смыслы жизненного пути и духовного мира Пушкина, с присущими ей эмоциональностью и красноречивостью развернула перед публикой невероятно увлекательное повествование о пребывании юного поэта на «брегах Тавриды». Несмотря на то, что за 200 лет биография Пушкина досконально реконструирована и изучена по дням и даже часам, мы по-прежнему не имеет точного понимания, как работал этот «божественный тигель, в котором кипели, варились и из которого выплёскивались шедевры», подчеркнула Светлана Макуренкова. И разработала свой собственный подход к постижению Пушкина, оригинальную концепцию, объясняющую, каким именно образом талантливый мальчишка, «желторотый птенец» после трёх недель, проведённых в Гурзуфе, превратился в национального гения. Свою теорию Светлана Макуренкова изложила в недавно изданной книге «Пушкин: 3D. Новая пушкинистика», которую и представила вниманию слушателей.

   Выступление исследовательницы было до предела насыщено интереснейшими историческими, культурными и литературными именами, фактами и деталями. Александр I, инсценировавший, по легенде, свою смерть и на крымской земле принявший схиму под именем старца Фёдора Кузьмича. Неземной красоты супруга императора, Елизавета Алексеевна, ставшая для 11-летнего Пушкина, потрясённо увидевшего её первый раз на открытии Царскосельского лицея, любовью и музой, тайным покровителем, мистическим видением, адресатом шедевра «Я помню чудное мгновенье…». Почтенный генерал Раевский, герой Бородинского сражения, военная слава России, с удивительным рвением опекавший юного Пушкина в период его «южной ссылки». «Южная ссылка», которая была вовсе не политическим изгнанием, а беспрецедентным подарком поэту, «выросшему» из европейского романтизма и отправленному при содействии Елизаветы Алексеевны на Кавказ и в Крым за новыми впечатлениями, за своим собственным «Западно-восточным диваном». «Западно-восточный диван», знаменитый сборник Иоганна Вольфганга Гёте, вышедший в свет в 1919-м – за год до отъезда Пушкина на юг. Выдающийся русский инженер и не менее выдающийся собиратель и знаток крымских древностей Александр Львович Бертье-Делагард, внёсший неоценимый вклад в пушкинистику и закончивший свои дни трагически и загадочно в Ялте, в 1920-м году, в стране, охваченной гражданской войной и, как он писал в одном из писем, «всеобщей Пугачёвщиной». Георгиевский монастырь, куда, совершенно непонятно зачем, не по пути, заехали Раевский с Пушкиным во время путешествия из Гурзуфа в Бахчисарай. Образ Татьяны Лариной, ставший лучшей эпитафией Елизавете Алексеевне. «Сказки Альгамбры» Вашингтона Ирвинга, встроенные в ту же повествовательную «цепь», в которой нашлось место и «крымской Альгамбре» – Алупкинскому дворцу, и «Сказке о золотом петушке», и Анне Ахматовой, первой указавшей на книгу Ирвинга как на источник сказки Пушкина. Бахчисарай – конечный пункт назначения пушкинской «ссылки» и поэма «Бахчисарайский фонтан», история создания которой неразрывно связана с именами двух Софий Потоцких, матери и дочери… После 1920-го года все свои произведения Пушкин писал, метафорически выражаясь, «обмакивая перо в чернильницу Чёрного моря» – таков был лейтмотив выступления Светланы Макуренковой.

   А ещё она говорила о великом английском поэте и проповеднике XVI-XVII веков Джоне Донне, о Шекспире, который и привёл её к разгадкам многочисленных загадок, оставленных нам в наследство Пушкиным и его современниками («Шекспир силой своего гения создал такую грандиозную и всеобъемлющую “рамку”, что в неё полностью вмещается вся наша сегодняшняя цивилизация»!), о своём соавторе Татьяне Фадеевой, авторе прекрасных исследований, посвящённых историческому, сакральному и пушкинскому Крыму.  

   В дар библиотеке Светлана Макуренкова передала подборку книг, в том числе – монографию «Пушкин: 3D. Новая пушкинистика», перевод романа «Евгений Онегин» на английский язык, осуществлённый ею в творческом содружестве с американкой Оливией Эммет, и сборник своих стихотворений.

Добавить комментарий