Евпаторийская Центральная библиотека им. А.С. Пушкина продолжает свой рекомендательно-библиографический проект «Читать – чтобы помнить и чтить: 75 книг о войне и Победе» (первую статью проекта читайте здесь, вторую – здесь).

   Произведение, с которым мы познакомимся сегодня, – один из рассказов, написанных в период Великой Отечественной войны Александром Серафимовичем Серафимовичем (1863-1949), советским классиком 1-й половины ХХ века, творчество которого многие десятилетия изучалось в советской школе и вдохновляло писателей и читателей огромной страны, а ныне прочно забыто. И, может быть, забыто напрасно.

    «Верный солдат революции», автор романа-бестселлера «Железный поток» Серафимович был не только летописцем одной из самых грандиозных и противоречивых эпох в нашей истории, не только выразителем определённого мировоззрения и миропонимания, поменявшего в 1917 году судьбы всего мира, – он был талантливым писателем, сильным и зорким художником слова, который ещё в молодости благодаря тесному общению с Горьким, Буниным, Куприным, Андреевым научился тому, «как строить художественное произведение, класть тени и краски, как экономить слово, не расточать его зря». Даже сегодня, в новом тысячелетии и в новой России, отказавшейся от коммунистической идеологии, личность крупного мастера не может не вызывать уважения и интереса. 

Писатель со «скифской кровью в жилах»

    Когда началась Великая Отечественная война, Александру Серафимовичу (настоящая фамилия – Попов) было 78 лет. Кто мог предвидеть, что умудрённому летами и слабому здоровьем (но не талантом и интеллектом!) писателю выпадет на долю увидеть, пережить и прочувствовать ещё одну колоссальную и грозную эпоху в истории Родины, увидеть величайшую победу, изменившую судьбы всего мира?..

   Такой драматически насыщенной и творчески плодотворной биографии, как у него, могли бы позавидовать многие. Выходец из колоритной и лихой среды донского казачества, он навсегда сохранил в памяти своеобразный говор казаков и поистине «скифскую» любовь к беспредельным степям «тихого Дона».

Донские казаки. Старинное фото

   С детства стремился познать окружающую жизнь во всех её проявлениях, сравнивал светлые стороны бытия с его жестокими, чёрными сторонами, с неправдой и насилием, притеснением и бесправием. Личные наблюдения и впечатления, «уроки» казармы, мертвящая атмосфера провинциальной гимназии, общение с казацкой беднотой и с радикально настроенными студентами, чтение книг передовых русских писателей и нелегальной литературы, поиск первопричины «злых дел», которые юный Александр видел вокруг себя, – всё это закономерно привело его в круги активной революционной интеллигенции…

   Как и в жизни многих других авторов, вошедших в литературу в конце XIX – начале XX века, в биографии Серафимовича были арест и ссылка, работа в газетах, глубокое писательское и человеческое погружение в быт и труд рыбаков, шахтёров, рабочего люда, крестьян. Серафимович тесно общался с Александром и Марией Ульяновыми –  братом и сестрой Ленина, его образцом для подражания в начале литературного пути был Владимир Короленко, духовным наставником – Глеб Успенский. Серафимович участвовал в декабрьских боях на баррикадах в 1905 году, в Первую мировую работал санитаром в Галиции, где написал множество ужасающих в своей правдивости и безжалостно изуродованных царской цензурой рассказов, очерков и военных корреспонденций.

   В дни октябрьской революции 1917 года и позже Серафимович работал в газетах «Известия» и «Правда»: писал обращения и воззвания, совершал поездки по стране, читал тысячи писем, полуграмотных рукописей, стихов и рассказов, присланных в редакцию рабочими и солдатами – участниками и свидетелями великой ломки и великого созидания. Он составил наказ красногвардейцам, идущим сражаться на Дон, и обращение к членам банды Махно, написал о революционных событиях и о ходе гражданской войны, о тружениках, восстанавливающих разрушенное хозяйство.

   В 1924 году мир увидел новое детище Серафимовича, главный труд всей его жизни – роман «Железный поток», эпическое полотно, в основу которого лёг знаменитый 500-километровый переход Таманской армии летом 1918 года с боями по горным тропам вдоль черноморского побережья. «Плацдармом» для романа стал могучий заснеженный Кавказский хребет, олицетворение  свободы, отделивший Чёрное море от нежно любимых Серафимовичем кубанских степей.

Александр Серафимович за работой. Москва,  1932 г.

«Неохватимая народная сила» русского солдата

     «Железный поток» в предвоенные и военные годы знали буквально все, и неудивительно, что он стал одной из самых популярных книг на фронте в грозные 1940-е. Советские воины черпали в романе уверенность в своих силах и в своей «железной воле», они не могли не сравнивать себя с участниками беспримерного Таманского похода.

   Генерал-майор Евгений Востоков, известный художник, вспоминал, как комиссар батальона Николай Никонов в дни зимнего Курского наступления, когда войска совершали под огнём противника тяжёлый переход, на привале читал бойцам наизусть отрывки из «Железного потока». «И пусть вокруг нас расстилалось белоснежное покрывало и наши лица и руки жёг не знойный ветер донских степей, а морозная вьюга, – с нами была та же неудержимость и большевистское бесстрашие, что владели героями “Железного потока”, они так нужны были нам тогда…». А Павел Фёдоров, писатель, командир конной разведки корпуса генерала Доватора рассказывал в своём очерке «Незабываемое», как по окончании тяжёлого ночного боя зашёл в сожжённый двор одного их совхозов и среди разбросанных домашних вещей, ученических тетрадей и учебников увидел запорошенную снегом небольшую книжку в красном переплёте – «Железный поток» Серафимовича. Любимая книга! Обрадованный находкой, командир спрятал её в карман полушубка. Чуть позже книга дважды спасла жизнь ему и его бойцам, потому что они читали её, вместо того, чтобы спать… (Воспоминания Павла Федотова о том, как он спасся благодаря чтению «Железного потока», читайте в сборнике «Воспоминания современников об А.С. Серафимовиче», Москва, 1977).

Роман «Железный поток», издание 1938 года

   В 1942 году Серафимович жил в городе своего детства Серафимовиче (это имя в честь писателя получила в 1933 году донская станица Усть-Медведицкая), затем, когда фашистский десант был выброшен неподалёку, эвакуировался в Ульяновск с последними частями Красной Армии, уходившими с рубежа Дона. Отсюда, из Ульяновска, наблюдал писатель за ходом боёв. В этом же году Серафимовичу была присуждена Сталинская премия за многолетние выдающиеся достижения в области искусства и литературы. Всю премию – 100 тыс. рублей – писатель внёс в фонд обороны, на создание танка «Александр Серафимович». Он выступал по радио с призывами и обращениями, публиковал открытые письма к своим землякам – жителям города Серафимовича, к героическому населению Ленинграда. «Отстоим Дон и Волгу! Отстоим Русь-матушку! Натиск немецких орд разобьётся о две грозные для них линии – донскую и волжскую… Патронов не хватит в бою – шашкой будет рубить казак; шашка сломается в бою – зубами в горло врагу вгрызётся казак!». К его радости, именно от Серафимовича – от города, носящего его имя – началось историческое наступление наших войск на Сталинград.  

Экипаж танка «Александр Серафимович»

   В середине войны писатель объехал различные участки Донского, Западного, Сталинградского фронтов, вслед за армией продвигался к местам, подвергшимся гитлеровскому нашествию, посетил Сталинград и Орёл, совершил поездки по Украине, Северному Кавказу, Кубанской, Сталинградской, Орловской, Брянской, Московской областям. Всюду он собирал материал о боевых действиях Советской Армии и о героической работе тыла, о восстановлении разрушенного оккупантами. После Первой мировой и гражданской войн это была уже третья встреча Серафимовича лицом к лицу с героизмом русского солдата и с неизбывным горем людей, ставших жертвами врага.

   Писатель побывал в танковом полку вместе с группой ансамбля песни и пляски. Его прокатили на танке по ухабистой, заросшей просеке и после предложили назвать один из танков его именем, но он попросил, чтобы танк назвали именем Николая Островского. Так в одном полку появились сразу два танка, названные в честь писателей.

Александр Серафимович в 1943 году в действующей армии

   В августе 1943-го разбитые в упорном оборонительном сражении на Курской дуге, в «железной сече» под Прохоровкой гитлеровцы были отброшены на запад. Частью битвы на Курской дуге было Орловское сражение. Тогда же в освобождённый город Орёл, в гости к 3-й Армии, которой командовал генерал Александр Горбатов, прибыла группа маститых писателей – Константин Федин, Всеволод Иванов, Павел Антокольский, Борис Пастернак и 80-летний Александр Серафимович, а также молодой корреспондент «Красной звезды» Константин Симонов. По дороге в 3-ю Армию Серафимович видел пепелища на месте города Мценска и деревень, некогда воспетых Тургеневым, Лесковым, Буниным, видел разбитую и сгоревшую технику и изрытые воронками поля, толпы беженцев, возвращавшихся в родные места, колонны пленных немцев. Серафимович уже плохо слышал, часто приставлял к уху небольшую воронку-рупор. Но всё время старался быть там, «где пушки гремят», ближе к народу, к раненым бойцам, к партизанам, расспрашивал, записывал.

   Приезд любимого писателя в действующую армию был воспринят солдатами и офицерами не иначе, как настоящий подарок.

Александр Серафимович на фронте (на фото - в центре). 1943 г.

    О своём посещении 3-й Армии Серафимович написал очерк «Это не чудо!», вошедший в сборник «В боях за Орёл» (Москва, 1944). Часть тиража была прислана на фронт, и военный совет армии награждал этой книгой участников боёв за Орёл. (Читать онлайн очерк Серафимовича «Это не чудо!» на стр. 65-70 в сборнике «В боях за Орёл» можно здесь).

Благодарность Александру Серафимовичу от военного совета армии
за участие в издании сборника «В боях за Орёл»

В дни Сталинграда

    По итогам фронтовых поездок и бесед, по материалам своих дневников Серафимович написал ряд очерков, рассказов и этюдов: «Ребёнок» (рассказ основан на реальном событии, которое случилось с самим Серафимовичем и его младшей внучкой Светой во время эвакуации), «Это не чудо», «В родных местах», «Весёлый день», «Творчество», «Юная армия», «На хуторе», «Душегубка», «Река Дон», «Казаки», «Есть что защищать», «На освобождённой земле». Остались неопубликованными очерки и статьи «Концерт на фронте», «Слава городу-герою» (о Сталинграде), «Мы правы и мы победим». О победе советского народа над фашизмом пламенно говорил Серафимович в очерке «Народ-титан». В каждом рассказе Серафимович остаётся верен требованию полной и безусловной правды. К примеру, однажды он написал рассказ, в котором наглядно объяснялось, каким образом можно бесшумно передвинуть танк. Ему сказали, что это невозможно, и расстроенный писатель заявил: «рассказ я печатать не стану до тех пор, пока не уверюсь сам, что так могло быть. В Москве есть заводы, где ремонтируют танки. Вот я поеду на завод и там всю проверю». Выяснилось, что танк бесшумно передвинуть можно! Серафимович, обрадованный тем, что рассказ оказался правдивым, опубликовал его под названием «Весёлый день».

Иллюстрация Н. Семёнкина к рассказу «Весёлый день»

   Небольшой, в четыре странички, лаконично и жёстко написанный рассказ «На хуторе» впервые опубликован в газете «Красная звезда» в 1943 году в номере от 14 августа. По поводу этого рассказа Серафимович говорил: «Всё, что тут изложено, в действительности произошло на хуторе в дни, когда немцы двигались на Сталинград. Особенно неистовствовали немцы в окружающих деревнях. С колхозниками обращались, как со скотом. Дочиста грабили. Творили безобразия. Издевались над женщинами».

   В центре рассказа – холёный немецкий офицер, так похожий, должно быть, на хорошо знакомых Серафимовичу офицеров и знатных господ царской России, уверенных, что всё в мире существует лишь для удовлетворения их прихотей и преступных желаний. Заняв и разграбив хутор в бескрайней степи, расстреляв сопротивляющихся и «подозрительных», гитлеровцы согнали девушек и молодых женщин в здание школы – «для солдат». Двух самых юных – 15-ти и 16-ти лет – повели к офицеру. «Это был боевой, считавшийся храбрым, немецкий офицер», пишет Серафимович и издевательски уточняет: «Когда шли в атаку широкой цепью, он шёл позади и стрелял в солдат, если они начинали отставать, а стрелок он был отличный… Ему везло: до сих пор и ранен не был».

   К «свиданию» с несчастными пленницами офицер тщательно готовится: бреется, причёсывается, велит накрыть стол с вином и закусками… Действие в рассказе разворачивается, несмотря на бесчеловечность происходящего, деловито и неторопливо, ведь офицеру некуда спешить – дальняя перестрелка ему, видимо, просто почудилась. Но когда читатель, обмирая от гнева и ужаса, дочитывает вторую страницу, события словно спрессовываются и ускоряют своё течение. Новые персонажи грозно выходят на передний план, заслоняя страшную и отвратительную фигуру немецкого труса, у которого хватало боевого задора лишь стрелять в спину своим солдатам и в голову беззащитным девчонкам. Высокий старик-хуторянин с лицом, изрезанным тёмными морщинами, подоспевшие советские бойцы, вылезшие из оврага ребятишки, наперебой мечтающие «хоть бы раз выстрелить в немца!», бледная исхудалая женщина, такая же смуглая, как её 16-летняя дочь, и с таким же носом горбинкой… Скорбный занавес опускается над этой короткой правдивой историей, и мы верим, что многие уцелевшие жители хутора ушли в тот же день, под звуки далёких орудийных раскатов, воевать к партизанам. Воевать, чтобы более не допустить вражеских нелюдей глумиться над своими детьми…

   Прочитать рассказ «На хуторе» и другие рассказы и очерки Александра Серафимовича о Великой Отечественной войне можно в сборниках писателя, которые имеются в наших библиотеках. Читать рассказ онлайн можно здесь, посмотреть, как он выглядел напечатанным на 4-й странице газеты «Красная звезда» в 1943-м году – здесь.    

    

Возрастное ограничение: 12+

Добавить комментарий