В Год памяти и славы и к Общероссийскому дню библиотек мы предлагаем познакомиться с очерком, посвящённым судьбе библиотечных учреждений и книжных коллекций Евпатории в годы Великой Отечественной войны. Собранный нами материал невелик, но он, возможно, является первым шагом на пути к исследованию этой немаловажной и интересной темы. Вся основная информация найдена нами в открытых источниках.

  Мы будем признательны всем, и в первую очередь – евпаторийцам, которые поделятся с нами своими воспоминаниями и любыми другими имеющимися в их распоряжении сведениями, документами, фотографиями, касающимися деятельности городских библиотек и библиотекарей в период оккупации, а также проливающими свет на судьбу чтения и книгообмена в эти годы, на судьбы евпаторийских книжников, книголюбов, владельцев домашних книжных собраний.   

  К началу 1940 годов в Евпатории насчитывалось 20 библиотек, среди них самыми значительными были: главная городская библиотека им. А.С. Пушкина, открытая в 1916 году и получившая имя великого русского поэта в 1937-м; библиотека им. Н.К. Крупской, размещавшаяся в одном из домов на улице Революции – недалеко от мечети Хан-Джами и собора Святого Николая; детская библиотека, основанная в 1919 году (в то время она ещё не носила имени А.С. Макаренко) и находившаяся в доме №5 по улице Хозяйственной.

  Общий книжный фонд всех библиотечных учреждений Евпатории составлял 52 тысяч томов.

  Когда над Крымом нависла угроза оккупации, евпаторийцы вывезли больных детей из санаториев в глубокий тыл, эвакуировали часть промышленного оборудования. Однако городские власти, по-видимому, не приняли своевременных мер по вывозу и сохранению культурно-исторических памятников, в том числе наиболее ценной части книжных коллекций библиотек. В такой же ситуации оказались и евпаторийский краеведческий музей, и городской архив. На всей территории Крыма учреждения культуры, научные и архивные учреждения столкнулись с драматической дилеммой: попытаться эвакуировать свои фонды, экспонаты и интерьеры, документы и каталоги с риском погубить их в дороге во время бомбёжек, вражеских авианалётов и обстрелов, или же оставить на месте в полном осознании того, что национальное достояние неминуемо попадёт в руки противника. В этой ситуации принимались, по указанию органов НКВД, решения об уничтожении многих документов, представляющих потенциальную стратегическую полезность для врага…     

  31 октября 1941 года немецко-фашистские войска заняли Евпаторию и оставались здесь хозяевами  вплоть до 13 апреля 1944 года – до освобождения города советскими войсками. Под прицельным вниманием гитлеровских властей оказались образовательные и культурно-просветительские учреждения: они рассматривались, с одной стороны, как пропагандистский ресурс, с другой – как источник подлежащих изъятию ценных либо, напротив, идеологически опасных документов и артефактов.

  1 марта 1942 года Гитлер особым указом назначил ответственным за вывоз культурных ценностей, награбленных в оккупированных землях, рейхсляйтера восточных областей Альфреда Розенберга, главного идеолога Третьего рейха, главы Высшей Школы НСДАП (Национал-социалистической немецкой рабочей партии), архитектора по образованию, кстати – бывшего подданного Российской Империи. Он считался специалистом по «русскому вопросу», так как в своё время учился в Риге и Москве, свободно владел русским языком.

 

Альфред Розенберг в 1939 году

  Айзанцштаб Розенберга ещё до оккупации СССР получил полномочия «проверять библиотеки и архивы и иные культурные организации всех видов и конфисковывать их для выполнения заданий национал-социалистической партии». Распоряжение самого Розенберга на этот счёт звучало следующим образом: «Достаточно уничтожить памятники культуры народа, чтобы он уже во втором поколении перестал существовать как самостоятельная нация. Не оставлять без внимания ни один мало-мальски приметный музей, архив, собор, церковь. Всё ценное описать, собрать, вывезти».

  В штаб была мобилизована интеллектуальная элита рейха, специалисты музейного дела, архивисты, искусствоведы, библиотековеды. Работа штаба на местах проводилась рабочими группами. При обследовании памятников культуры, научных учреждений, книжных коллекций и иных ценностей на оккупированной территории все данные тщательно заносились в специальные карточки, являвшиеся документами первичного учёта и объединённые затем в картотеку Z.

 

В качестве примера учётных документов из картотеки Z: карточка, посвящённая описанию дворца в городе Павловске, Ленинградская обл.

  Крымское отделение оперативного штаба Розенберга (айнзацштаба), возглавляемое гауптайзатцфюрером Шмидтом, размещалось в Симферополе и курировало все учреждения культуры полуострова – музеи, библиотеки, архивы. Библиотеки получили чёткое указание по комплектованию книжного фонда: вся литература, изданная в советское время с 1917-го по 1941-й год, за исключением технических, хозяйственных, естественнонаучных, исторических, философских произведений, написанных ранее, но только переизданных, подлежала немедленной конфискации.

  Согласно «Акту Городской комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в г. Евпатории» от 5 июля 1944 года, составленному на основании документов и свидетельских показаний, Шмидт вывез свыше 35 тысяч экземпляров лучшей художественной, ценнейшей исторической и фольклорной литературы, находившейся в библиотеках им. Пушкина, Крупской и детской (по-видимому, именно детскую библиотеку крымская рабочая группа называет в своих отчётах «библиотекой для молодёжи»). Были вывезены также все периодические журналы с 1939-го по 1941-й год и газетный архив за 1938-1940 годы. Принято считать, что одна только библиотека им. Пушкина утратила около 10 тысяч томов, представлявших библиографическую ценность. Аналогичным образом были разграблены или уничтожены коллекции краеведческого музея и городского архива. Населению города также было приказано под страхом тяжёлого наказания сдать все советские учебники и советскую литературу.

«Акт Городской комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в г. Евпатории» опубликован в сборнике «Помнить ради будущего», изданном Евпаторийским краеведческим музеем в 2015 году

  Из переписки штаба Розенберга с различными структурами Германии в 1942-1943 годы известно также, что была осуществлена «конфискация еврейской литературы пограничной охраной Чёрного моря в Евпатории и передача этой литературы рабочей группе Симферополя». Кроме того, оккупанты изъяли материалы из евпаторийского Института изучения йода и брома.

  Куда отправлялись книги из евпаторийских библиотек? Специальные сборные пункты по отбору и сортировке всей изымаемой литературы были организованы в Киеве и Риге. Именно сюда доставляли эшелоны с книгами со всей оккупированной территории СССР. Там же решался вопрос о целесообразности их дальнейшего использования. Вероятнее всего, литература, конфискованная нацистами в Евпатории, попала на киевский сборный пункт (в Киеве базировалась одна из главных рабочих групп штаба Розенберга, под названием «Украина»), после чего самое ценное было вывезено в Германию.

Картотека архива штаба Розенберга в Киеве

 

Штамп, которым маркировались все предметы, изъятые сотрудниками штаба Розенберга

  Утрата Евпаторией значительного количества библиотечных и частных книжных собраний стала огромным культурным бедствием для нашего города. Аналогичная трагедия повторялась во всех оккупированных населённых пунктах нашей страны. Сводные данные о разграблении оккупантами советских книжных сокровищ таковы: к 17 октября 1944 года сотрудники штаба Розенберга вывезли из СССР в Германию 1 418 000 вагонов с книгами – всего 427 000 тонн! На территории рейха книги поступали в распоряжение библиотеки Высшей Школы НСДАП.

  К сожалению, специалисты заявляют, что до сих пор мы не имеем полного представления о книжных утратах Российской Федерации, Республики Беларусь и Украины, и одна из причин заключается в том, что вместе с книгами немецкие эксперты вывозили и уничтожали инвентарные книги и каталоги библиотек. По окончанию войны в СССР удалось вернуть лишь 250 тысяч книг. Сотни и тысячи уникальных раритетов утрачены навсегда.

 

Рабочие будни киевского отделения штаба Розенберга

Награбленные книги в отделении штаба Розенберга в Риге

   В 1942 году на Крымском полуострове оккупантами был организован Штаб пропаганды «Крым» и учреждены специальные отделы: активной пропаганды, культуры, прессы, кино и радио. Отдел культуры осуществлял, в частности, контроль над всеми имеющимися книгохранилищами и читальнями, контроль за учебной литературой. Подразделение Штаба в Евпатории (руководитель – зондерфюрер Мильдер) непосредственно обслуживало Евпаторийский район, Ак-Мечеть (ныне посёлок Черноморское) и Саки, ему подчинялись такие пункты, как Фрайдорф (посёлок Новосёловское Раздольненского р-на), Ак-Шейх (посёлок Раздольное Раздольненского р-на) и Джурджи. (Константин Колонтаев, автор статей о немецкой оккупационной печати в Крыму, указывает, что населённый пункт Джурджи ныне не существует. Возможно, это на самом деле Джурчи – ныне посёлок Первомайское в Первомайском р-не). В «Акте Городской комиссии по расследованию злодеяний…» в качестве главы отдела немецко-фашистской пропаганды г. Евпатории указан не Мильдер, а зондерфюрер Шарнке; из других источников известно, что он был руководителем отдела радио Штаба «Крым».

  Важную роль, которая была отведена библиотекам как центрам пропаганды и демонстративной заботы оккупантов о культурных запросах местного населения, свидетельствуют заметки, опубликованные в периодической печати. Мы не имеем возможности ознакомиться с газетой «Евпаторийские известия», выходившей под управлением местной комендатуры (с 1943 года газета называлась «Освобождение»), однако интересный материал содержит крупнейшая из всех немецких оккупационных средств массовой информации на полуострове газета Симферопольского городского управления «Голос Крыма» (в 1943 году некоторое время выходила под названием «Голос Таврии»). В 1943 году на страницах газеты публиковались данные о работе евпаторийских библиотек.

  Заметка «Евпаторийская библиотека работает образцово» от 6 августа (№93) гласит: «Городская управа произвела ревизию Центральной библиотеки и нашла её работу образцовой. Из общего количества книг в 53 426 томов к выдаче читателям выделено 16 286 экземпляров. Остальной книжный фонд просматривается, подготовляется для всеобщего пользования. Число абонентов к 1 июля – 485; в июне им было выдано 2 100 книг. В последнее время общественная читальня Отдела пропаганды выделила библиотеке ряд брошюр и татарскую газету». Под татарской газетой имеется в виду, вероятно, газета «Азат Кърым» («Свободный Крым»).

  Следующее упоминание находим в выпуске от 3 сентября (№105) под общим заголовком «По городам и районам Крыма»: «Прекрасное здание городской библиотеки в Евпатории не пострадало во время войны. Сейчас сюда собраны остатки всех разорённых библиотек города. Идёт разборка и обработка книг, по окончании которой в книжном фонде библиотеки будет не менее 55 000 экземпляров, среди которых имеются библиографические редкости и ценная литература о Крыме. Образцово обслуживаемые опытными работниками, библиотека и читальня привлекают многочисленных посетителей».

  В выпуске от 17 сентября (№111) газета сообщает: «Детская библиотека Евпатории закончила первый год работы. За это время зарегистрировано 21 997 посетителей и выдано 22 676 книг. Оборотный книжный фонд библиотеки 6 213 книг».

  «Голос Крыма» от 10 ноября (№135) информирует читателей: «Евпаторийская библиотека организовала к 50-летию смерти композитора П.И. Чайковского выставку литературы о его жизни и творчестве». Интересно отметить, что сегодня в фонде Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина имеются книги о Чайковском 1920-1940-х годов издания – не они ли украшали выставку?

  Кстати, к юбилею со дня смерти великого русского композитора по всему Крыму с «благосклонного разрешения» оккупантов прошли различные мероприятия: в Симферопольском музыкальном училище состоялся концерт, на котором присутствовали, в частности, представители городского управления и немецкого командования, в ялтинском кинотеатре, в зале юношеского зрелищного абонемента, прошёл утренник…

Фрагмент акта о состоянии изуродованного немецко-фашистскими захватчиками Государственного Дома-музея П.И. Чайковского в городе Клин, Московская обл.

   Последняя информация в газете «Голос Крыма», касающаяся евпаторийских библиотек, датирована, по всей видимости, 19 марта (№35) 1944 года, заметка опубликована в рубрике «Хроника»: «Общедоступная читальня Отдела Пропаганды распространила в истёкшем месяце 18 000 экземпляров “Голос Крыма”, 3 6000 татарских газет, роздано бесплатно воинским частям 2 000 плакатов, а детям 4 000 экземпляров книжки “Маленькие рассказы”. Громадным спросом пользовалась брошюра “Записки крымского партизана”. Она продана в количестве 2 500 штук. Число читателей в самой читальне достигало в среднем 150 человек в день». До освобождения Евпатории оставалось меньше месяца...

 

Cообщение в газете Голос Крыма за 1944 год

   К счастью, здание Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина, одну из архитектурных достопримечательностей города, миновала участь десятков библиотек нашей страны – взорванных гитлеровцами, сожжённых, превращённых в склады, конюшни и бойни. Во время немецкой оккупации здания многих библиотек в советских городах занимали войска под нужды военных и хозяйственных организаций, книги при этом выбрасывали на улицу, ими мостили дороги, отапливали помещения...

 

«Освобождение Евпатории 13 апреля 1944 года». Художник – Козлов. Картина из фондов Евпаторийского краеведческого музея. По центру на заднем плане – здание Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина (жёлтого цвета)

  Мы не располагаем сведениями о том, какие именно библиографические ценности утратила Евпатория, какое количество «вредоносной» советской литературы было изъято и пущено на растопку. Известно, однако, что во время оккупации часть книжного фонда библиотеки им. А.С. Пушкина была, с риском для жизни, спасена работниками библиотеки. Неожиданный свет на этот эпизод пролила Елена Сергеевна Яхонтова, бывшая жительница Евпатории, ныне – харьковчанка. По профессии она радиоинженер, но давно находится на заслуженном отдыхе. В 2013 году, приехав в наш город, она посетила Центральную библиотеку и поделилась несколькими фактами из своего прошлого.

 Весной 1944 года ей, евпаторийской школьнице Елене Шамало (девичья фамилия), было 13 лет. Училась Елена в женской средней школе №3 (сейчас это одно из зданий гимназии им. И. Сельвинского), находящейся недалеко от библиотеки им. Пушкина. 20 мая в её класс пришла заведующая библиотекой и обратилась к преподавательнице с просьбой выделить нескольких девочек в подмогу: нужно было вынести наверх, в читальный зал, книги, которые были замурованы в библиотечном подвале на весь период оккупации. Елена Шамало вместе со своими одноклассницами Викой (фамилия – Бессмертнова или Бессмертная, впоследствии по мужу – Сидорова) и Лидой Руковишниковой отправились в библиотеку и помогли перетаскивать многие десятки томов. В благодарность за тяжёлый труд девочки получили в пользование на несколько дней раритет – дореволюционный иллюстрированный журнал «Нива». По словам Елены Сергеевны, это было очень красивое издание, хотя и ветхое, и они листали и рассматривали его даже на уроках.

 

Военный парад на Театральной площади в Евпатории, ориентировочно между 1946-м и 1952-м гг. На заднем плане – здание Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина. Фото из семейного архива Гребенщиковых – Сиразетдиновых

   После окончания войны заведующей библиотекой им. Пушкина стала Анастасия Васильевна Трифонова (ушла на пенсию в 1959 году); вероятно, она работала в библиотеке во время немецко-фашистской оккупации. Заведующую в тот период библиотекой им. Крупской звали Анна Дмитриевна Ростоцкая, о ней тепло говорит пережившая оккупацию евпаторийская жительница Татьяна Владимировна Майданюк (её воспоминания читайте здесь). После войны библиотека была переведена с улицы Революции в старинное здание бывшего татарского клуба на улице Интернациональной, рядом с текие дервишей.

  В 1944 году при управлении госпиталями и санаториями ВЦСПС, на западной окраине города, по улице Киевской, была открыта новая библиотека (заведующий – Александр Фёдорович Крутов), получившая 10 лет спустя имя Н. Островского; она работает и по сей день, но уже в новом здании на ул. Фрунзе, в которое переселилась в 1970 году.

  Детская библиотека в 1950-е годы переехала с улицы Хозяйственной в старинное здание на улице Революции, где находится и сейчас, получила имя выдающегося педагога А.С. Макаренко и статус центральной детской библиотеки Евпатории.

  В считанные месяцы после освобождения Евпатории советскими войсками книжный фонд библиотеки им. Пушкина, благодаря усилиям библиотечных работников и помощи горожан, превысил 40 тысяч томов. Однако часть раритетных книг, отличавшихся роскошными переплётами, была впоследствии передана из евпаторийской библиотеки для оформления интерьер безжалостно разграбленного оккупантами Алупкинского дворца: они заполнили опустевшие шкафы книжного собрания графа М.С. Воронцова. И журналов «Нива» сегодня на полках евпаторийской библиотеки не отыскать…

 

________________________________________

Евпаторийские библиотекари благодарят Регину Ушатую, библиографа Центральной городской библиотеки им. А.С. Пушкина г. Симферополя, которая бескорыстно поделилась материалами из газеты «Голос Крыма» за 1940-е годы

Добавить комментарий