Наш библиотечный проект, инициированный в честь 75-летия Великой Победы, продолжается! Сегодня мы поговорим о замечательном писателе, непревзойдённом мастере лирической прозы Константине Георгиевиче Паустовском (1892-1968), которому довелось пройти дорогами Великой Отечественной. В его творческом наследии есть рассказы, действие которых происходит в годы войны или же вскоре после неё, – рассказы не пафосные и не гневные, но трогательные, пронизанные печалью и нежностью мудрого, много повидавшего человека. Несколько таких рассказов писатель создал для детей. Полусказочные истории о людях и о животных военной поры стоят в том же ряду, что и другие произведения Паустовского, посвящённые русской природе, красоте окружающего мира и красоте человеческой души, детству, вере в доброту и в справедливость.

   Прозаик, однажды сформулировавший «стратегическое требование» для любого настоящего писателя, придерживался его до конца своей жизни. Требование звучало очень просто: «Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хотя бы немного зоркости». Как это созвучно прославленному афоризму Лиса из прославленной сказки Сент-Экзюпери, написанной в 1942-м году! «Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь». Только зоркость делает человека открытым красоте, любви, пониманию, милосердию…

 «Он уже принадлежал не себе, а всей стране,

поднявшейся против смертельной опасности»

 

«… никто не может победить эту страну с её необъятными пространствами,

выносливостью народа, простым его мужеством,

немногословной любовью к своей стране и талантливостью»

 Константин Паустовский «Дым Отечества»

Константин Паустовский на Южном фронте. 1941 год

   На третий день войны 49-летнего Паустовского, известного писателя, любимого народом, направили корреспондентом Телеграфного агентства Советского Союза (ТАСС) на Южный фронт. По дороге он писал: «Даже после того, что я видел мельком (беженцы), ясно, что фашизм – это что-то настолько ужасное и жестокое, чему нет даже имени». Летом 1941-го Красная Армия отступала, ведя ожесточённые бои; шли самые тяжёлые и горькие дни и недели войны. Писатель работал в редакциях армейских газет «Защитник Родины» (Тирасполь) и «Во славу Родины» (Одесса), почти два месяца пробыл на линии огня, «и на суше и на море». Его очерки, короткие зарисовки с передовой, рассказы печатались в центральных газетах «Известия», «Красная звезда», «Комсомольская правда», в журналах «Огонёк» и «Смена». Фронтовые корреспонденты – сослуживцы Паустовского вспоминали: «Его появление как-то неприметно и вместе с тем совершено явственно повысило тонус редакционной жизни. Невозможно было писать плохо или даже средне: требовалось писать хорошо, по мере своих сил и возможностей, разумеется… Даже наша тогдашняя зелёная молодёжь – лихие, беззаботные политруки, целыми неделями пропадавшие на переднем крае, и те невольно подтянулись…». От фронтовых очерков Паустовского «… пахло пороховым дымом, в них ощущалась суровая подлинность фронтовой жизни. Какие-то точные, удивительно ясно увиденные детали, острая зоркость взгляда и несравненная прелесть языка резко выделяли их из остального газетного материала. <…> Его работы украсили газету и остались в сердцах у её читателей». С большим уважением относились к Паустовскому командиры и простые солдаты, ценившие его интеллигентную простоту и умение найти тёплые, проникновенные слова о людях на войне.

   В августе 1941-го Паустовского отозвали в Москву для работы в аппарате ТАСС. Последующие годы он жил в Чистополе, в Алма-Ате, в селе Солотча на Рязанщине. В одном из писем писатель размышлял: «…думаю о том времени, что придёт после войны, – о тишине, друзьях, лесных речках, кострах. Теперь, издали дорога каждая травинка, которую видел на войне, каждая минута того безмятежного времени, когда мы с лёгким сердцем могли читать Аксакова или Диккенса». Победу 1945-го года Паустовский встретил в Москве. «Стояла глухая ночь – тот час суток, когда, по старинному поверью, растут во сне дети, – писал он в очерке «Жизнь». – В такую ночь я проснулся от мальчишеского крика. Я прислушался. “Победа! Победа! Победа!” – звонко, задыхаясь, кричал кто-то снаружи. Я вскочил, подошёл к окну. Какой-то мальчик бежал по переулку, в стены, в окна, кричал: “Вставайте – победа! Война окончена! Вставайте!”. В его голосе были явственно слышны слёзы. Всюду за окнами вспыхивал свет и виднелись полуодетые, растерянные от счастья люди. Я оделся, вышел в ночной ветер, в сумрачную прохладу улиц, в радостную тьму этой единственной в жизни ночи. Уже шумели над головой невидимые флаги, рвались по ветру на запад, туда, где впервые за последние годы затихли разрывы и благословенная тишина прошла над полями сражений, усыпляя утомлённых и счастливых бойцов».

   Паустовский был убеждён, что «наш народ победил потому, что у него была за плечами большая и разумная жизнь, было счастье, были родная земля, любовь и труд, и ещё потому, что мы русские, – добрые и талантливые люди».

   Фронтовые впечатления и воспоминания писателя мы находим в его очерках 1944-1945 годов «Белая церковь», «Южная Пальмира», «В прифронтовом совхозе», «Крымская весна», «Жизнь», в многочисленных рассказах. Советуем обязательно прочитать напечатанный в 1942 году небольшой, сильный и сурово-нежный рассказ «Робкое сердце» (впервые он был опубликован под названием «Встреча», но позднее писатель переименовал его, чтобы не путать с другим, тоже крымским, рассказом «Встреча», посвящённым Коктебелю и старику-виноделу). Действие происходит в неназванном городе Восточного Крыма, видимо, в Феодосии, в период немецко-фашистской оккупации, а в центре рассказа – одинокая и застенчивая пожилая женщина и её племянник и воспитанник, молодой советский лётчик. 

Обложка рассказа «Встреча» («Робкое сердце»), 1942 год

   Особенно важны для нас, крымчан, очерк «Бессмертное имя» – о последних защитниках Севастополя, моряках, погибающих на Херсонесском мысу, и ликующий очерк «Крымская весна», в котором Паустовский писал об освобождении полуострова. «Мы знали, что Крым, – разрушенный, затоптанный сапогами немецких солдат, – снова будет нашей землёй. Мы знали, что освободим его. Немцы гоготали в пышных парках, где мы любили каждое дерево, каждый поворот дороги. Немцы превратили в горы битой черепицы героический Севастополь. Немцы осквернили священную землю Крыма. Но мы знали, что освободим Крым, наш Крым, где в синеве и блеске тонут обрывистые мысы и море подносит к их подножию палую листву. Тот Крым, где каждому из нас хотелось остановить время, чтобы не терять ощущения молодости. Где жизнь, как морское утро, была и будет освежающей, где она приближается к той черте, за которой явственно виден золотой век».

Паустовский с моряками-черноморцами

   В годы эвакуации и работы в тылу Паустовский написал пьесы и сценарии для кино и театра, роман «Дым отечества», действие которого разворачивается в тех же местах, где проходили фронтовые дороги писателя. В центре романа – люди искусства, художники, реставраторы, актёры фронтовых бригад, самоотверженные хранители бесценных сокровищ искусства, в том числе – Пушкинского заповедника в Михайловском; один из главных персонажей, художник Пахомов, имеет много общего с Паустовским. Стихи и строки Пушкина пронизывают всю ткань романа. Ряд эпизодов связан с Крымом, который так глубоко любил Паустовский, с крымским южнобережьем, с «Артеком». Рукопись романа была безнадёжно утеряна в 1944 году – у автора осталась только одна глава, но в 1963 году роман был найден в Государственном литературном архиве и опубликован в журнале «Москва».

   Невозможно без содрогания читать главу «Крик среди ночи» из книги «Начало неведомого века» (это 3-я часть автобиографической эпопеи Паустовского «Книга о жизни»). В ней писатель передаёт услышанную им «из третьих рук» коротенькую историю о спекулянте, который во время оккупации Латвии однажды вознамерился хорошо заработать на запертых в гетто еврейках, умирающих от голода вместе со своими детьми. Возможно, этот рассказ – одна из самых страшных и убедительных в мировой литературе историй о силе человеческой совести.

   Прошедший войну писатель создал для детей такие сказки, как «Тёплый хлеб», «Похождения жука-носорога», «Стальное колечко», «Дремучий медведь», «Растрёпанный воробей». Как и в большинстве его «взрослых» рассказов, почти ни в одной сказке нет описания боевых действий, ужасов, жестокостей и бед, неизменно сопутствующих войне. Война оказывается в этих сказках лишь отзвуком чего-то грозного, настигающего людей в их мирной жизни, несущего тревоги и горести, но бессильного сломать вековой человеческий уклад, отнять у людей умение творить добро, приходить на помощь друг другу, радоваться простым вещам, любить жизнь, близких, родной дом, родной клочок земли, «братьев наших меньших».

    И лишь в одной-единственной сказке мы вместе с её героями окажемся на передовой, среди огня и дыма, в смертельной близости к врагу.          

«От сказки не только ребятам, а даже бойцам одно удовольствие»

   Во все времена и во всех странах мальчишки очень похожи друг на друга, в том числе, в своём пристрастии к «изучению» и коллекционированию разных бесполезных, но завлекательных предметов и живых существ – лягушек, мышей, жуков… Многие, наверное, помнят одно из «сокровищ» озорника и неуёмного фантазёра Тома Сойера – большого чёрного жука-«щипача» со страшными челюстями, которого мальчик носил в кармане в коробочке из-под пистонов; позже щипача сменил посаженый в эту же коробочку ранний весенний клещ, которого Том выменял у Гека Финна на свой зуб… А другой озорник и фантазёр, Дениска из неподражаемых рассказов Виктора Драгунского? Помните, как в рассказе «Он живой и светится!» Денис выпросил у своего друга Мишки крохотного светлячка в обмен на папин подарок – роскошный игрушечный самосвал?

Художник-иллюстратор - Владимир Леонидович Гальдяев

    В сказке Паустовского «Похождения жука-носорога» тоже есть и мальчишка, и жук в спичечном коробке, но только история жука не заканчивается в кармане у очередного сорванца. Жук в этой простой и замечательной истории – главное действующее лицо, очевидец великих событий, боец, настоящий товарищ и помощник солдата. А ведь должен был всего-то играть роль частички родного дома, служить ободряющим напоминанием о семье, которая ждёт своего защитника домой живым и здоровым…

   Когда Пётр Терентьев уходил из своей деревни на фронт, его маленький сын Стёпа подарил отцу на прощанье старого жука-носорога. Жук со временем привык к хозяину, не улетал от него далеко, жил уже не в спичечном коробке, а в сумке от противогаза. Насмотрелся жук необычных и пугающих вещей на войне: то странные жёлтые звёзды с земли на небо взлетают с громом и гаснут, падая, то тяжёлые чужие жуки со свистом бьют на лету кусты, да с такой силой, что ягоды осыпаются, то огромные птицы с воем валятся с неба…

Иллюстрация Лопачевой, майский номер Детской Роман-Газеты, 2015 год  

   Дошёл жук-носорог со своим Петром до самой Польши, до реки Вислы. Был уже 1944-й год. Советские бойцы черпали воду из реки и говорили: «Пили мы, значит, воду из Дона, Днепра и Буга, а теперь попьём и из Вислы. Больно сладкая в Висле вода».

Плакат, художник В. Иванов, 1943 год

   Вместе с Петром жук ходил в атаку и однажды совершил героический поступок – спас своего товарища от гибели. Впереди у них была одна на всех Победа.

   Впервые сказка «Похождения жука-носорога» была опубликована под названием «Старый жук» в 1945 году в газете «Пионерская правда», в номере от 1 мая. До Дня Победы оставалось всего ничего…

Страница газеты «Пионерская правда» с рассказом, 1945 год

   В 1946 году в серии «Библиотека журнала “Огонёк”» вышел сборник Паустовского «Дождливый рассвет»: в нём, наряду со «взрослыми» рассказами «Дождливый рассвет», «Телеграмма» (с этим рассказом связана знаменитая история о великой актрисе Марлен Дитрих, вставшей в 1964 году на колени перед Паустовским во время её концерта в Москве), «Подпасок» и «Стекольный мастер», опубликованы и две сказки о военных годах – «Похождения жука-носорога» и «Тёплый хлеб».

 Обложка сборника 1946 года «Дождливый рассвет»

    С тех пор сказка о фронтовых приключениях старого жука неоднократно переиздавалась для детского чтения. По сей день эта немудрёная на первый взгляд, но поэтичная история остаётся популярной у юных читателей, вдохновляет художников. С удовольствием и щемящим чувством ностальгии по своему детству прочитают сказку и взрослые. Ведь Паустовский недаром говорил: «в каждой детской сказке заключена вторая, которую в полной мере могут понять только взрослые».     

 В 1991 году сказка вышла с иллюстрациями художника Михаила Фёдоровича Петрова

   Читать иллюстрированные издания сказки «Похождения жука-носорога» можно в наших детских библиотеках. Читать сказку онлайн с великолепными иллюстрациями Владимира Леонидовича Гальдяева можно здесь.

   В 1983 году режиссёр Алла Грачёва, которая за 16 лет до этого экранизировала сказку Паустовского «Растрёпанный воробей», сняла мультфильм «Солдатская сказка» по мотивам «Похождений жука-носорога». Смотреть мультфильм можно здесь.

Возрастное ограничение: 6+

Добавить комментарий