К 170-летию знаменитого художника-пейзажиста Архипа Ивановича Куинджи сотрудники читального зала Центральной библиотеки подготовили небольшой «вернисаж».

    Посетители читального зала позна-комились с выставкой репродукций «светоносных» полотен Куинджи и с книгами, посвящёнными его творческому пути. Среди них – не только монографии искусствоведов, но и художественные произведения: роман Виктора Шутова «Свет Куинджи» и «Повесть о Куинджи» Ксении Охапкиной.

     Это занимательные, насыщенные документальными сведениями повествования о жизни знаменитого живописца и о людях, его окружавших. На страницах книг разговаривают, спорят и действуют Иван Крамской, Илья Репин, Иван Шишкин, Иван Айвазовский и другие великие современники и друзья Куинджи – например, Дмитрий Менделеев.

     Особый интерес представляет, на наш взгляд, изданная более полувека назад повесть Охапкиной. Писательница рассказывает о плеяде молодых, талантливых, самобытных художников, воспитанных Архипом Куинджи и ставших впоследствии прославленными мастерами. Перед взором читателя появляется мечтательный Константин Богаевский с гитарой, создаёт свои первые мистические полотна упрямый Николай Рерих, страстно ищет собственный стиль Аркадий Рылов – преданные ученики, остававшиеся с любимым учителем до самого его последнего вздоха. Можно встретить в этой повести и непоседу Николая Химону – уроженца Евпатории, того самого, чьи картины хранятся ныне во всемирно известных музеях и чьё имя нам, горожанам, ещё предстоит открыть заново. Правда, волей автора повести грек Химона почему-то стал малороссом Мыколой и заговорил по-украински…

     Дополнением к выставке стал рассказ библиотекарей о «визитной карточке» Куинджи – картине «Лунная ночь на Днепре». Это уникальное полотно и сегодня вызывает благоговейный восторг, ибо незадачливые копиисты и подражатели даже с помощью современных флуоресцентных красителей не смогли добиться столь дивного свечения живых красок. И дело не в том, что сам Куинджи охотно экспериментировал с красочными пигментами, применяя для создания своих пейзажей битум… Куинджи, по словам современников, «мыслил цветом» и обладал особой чувствительностью зрения. Это и позволило ему создавать невиданные световые и цветовые эффекты, которые принесли мариупольскому самородку из бедной греческой семьи славу «русского Моне».

Добавить комментарий